Agata Kwaśniewska и Dorota Potępa, стартап-акселератор ReaktorX

ReaktorX — это стартап-акселератор из Польши. Один из его основателей — Borys Musielak, партнер игрового венчурного фонда SMOK Ventures.  В апреле 2020 года ReaktorX запустил онлайн-программу для игровых и неигровых стартапов. December32 расспросили у CEO ReaktorX Agata Kwaśniewska и COO Dorota Potępa о том, сложно ли перейти из оффлайна в онлайн, как устроена работа стартап-акселератора, на чем он зарабатывает, какие игры берут в ReaktorX, как стать стартапом-единорогом и как обстоят дела в польском геймдеве.

Agata Kwaśniewska и Dorota Potępa для December32.net

Как ReaktorX перешел из оффлайна в онлайн?

Dorota: Это уже седьмой набор стартап-акселератора ReaktorX, но мы впервые проводим его онлайн. Мы всегда хотели попробовать провести его в удаленном формате, собрать стартапы и менторов со всего мира. Карантин в некотором смысле поспособствовал тому, чтобы мы воплотили эту идею. Это на самом деле круто — никаких ограничений!

Agata: Мы знаем, что многие большие акселераторы уже вышли в онлайн формат, но у нас основная сложность была в построении взаимоотношений онлайн. Все наши стартапы говорят, что самая большая ценность акселератора — это менторство, и мы прикладываем массу усилий, чтобы стартап и ментор очень подходили друг другу, даже по-человечески просто. У нас впереди еще онлайн Demo Day, это в середине июля, и мы не знаем, это будет успех или фейл. Мы сейчас смотрим, как другие акселераторы проводят Demo Days. Некоторые идеи нам очень нравятся, некоторые идеи, мы думаем, у нас бы не сработали, как надо, но Demo Day — это всегда лучший способ собрать инвесторов, пообщаться за рюмкой виски и построить связи. Для нас большой вызов сделать это всё онлайн.

Dorota: Коммуникация между стартапами и инвесторами онлайн проходит нормально. Иногда случаются, конечно, ситуации, когда у ментора очень слабый интернет, и это всегда очень стресс для всех. Слабый сигнал интернета — это локальная проблема, например, некоторые менторы живут в горах, так что у них там интернет не такой хороший, как у нас в Варшаве.

Agata: В этом наборе принимают участие 16 команд. Три из них — игровые стартапы.

Первый игровой стартап называется Futuresalt Entertainment, он недавно выпустил свою первую игру  “Matches Cup”. Futuresalt Entertainment — это компания, которая разрабатывает логические мобильные игры для самых популярных платформ в различных категориях, это и математические игры, и приключения, и adventure action, но всегда на экологическую тематику. Они хотят донатить какую-то часть дохода на благо экологии. Мы не были уверены в этом проекте, мы не были уверены, что это рабочая идея, но наше первое правило — мы принимаем не столько стартапы, сколько фаундеров. На ранней стадии происходит множество пивотов, множество изменений! Может быть, мы не уверены в вашей идее, но мы пригласим вас в программу, потому что вы нам нравитесь как команда, как личности.

Второй игровой стартап Epoch Media планирует создавать игровые шоу, комиксы и, конечно, видеоигры. Их первый проект называется Pensions, он довольно интересный. Pensions — это игра от третьего лица, действие происходит в штате Оклахома. Создатель Pensions — Jeffrey Thompson, у которого уже был стартап в Кремниевой долине и который уже работал в нескольких стартапах.

Третий проект из набора — это инди студия Orion Games, которая занимается разработкой синглплеерной игры на базе Unity. Их фаундер Marcel Smorszczewski окончил Brown University и получил степень магистра в инновациях, менеджменте и предпринимательстве, он жил в США и работал в LGM S.A.

Обычно у нас участвуют только команды из Варшавы и окрестностей, но сейчас есть стартапы из США, Италии, Франции и Польши. В прошлом наборе у нас была только одна девушка из Украины, но я думаю, это потому, что очень небольшое количество людей из Украины и России знают о нас. В этих странах есть очень много уникальных стартапов, столько талантливых людей!

Часто люди думают, что Польша недостаточно привлекательна с точки зрения организации стартапа, например, украинцы предпочитают Польше американский рынок. На самом деле, Польша — вполне подходящая страна, чтобы строить бизнес, масштабировать его, потому что у нас есть менторы из Кремниевой долины, менторы из других регионов США. Если стартапы из США приходят в наш акселератор, это уже что-то значит. Мы тесно сотрудничаем со SMOK Ventures: у них есть кейсы, когда стартапы, в которые они инвестировали, выходили на американский рынок, на азиатский рынок, в Африку. Они открывают возможности для выхода на новые рынки.

Имея инвесторов из-за границы, у стартаперов появляются возможности для нетворкинга за границей, они могут там продавать. Ваш инвестор может познакомить вас с вашими потенциальными клиентами за границей. Поэтому большой рынок — это круто.

Agata Kwaśniewska

Как организована работа команды в удаленном формате?

Agata: Работать дома сложно из-за того, что мы не видим друг друга лично. Для нас в новинку в данном формате отслеживать прогресс наших стартапов, так что мы должны использовать все возможные инструменты, чтобы общаться с ними. Мы устраиваем виртуальные встречи, стартапы общаются друг с другом, и это почти что настоящий ивент. Мы активно используем Asana — это инструмент для управления задачами. Благодаря Asana мы знаем всё  про каждый стартап: какие у них задачи, достигли ли они поставленных целей на прошлой неделе. Также у нас есть статусы, по ним мы отслеживаем, с какими вызовами сталкиваются наши стартапы и как мы можем помочь им.

Dorota: Есть много инструментов, которые мы можем использовать уже сейчас. Мы используем Asana, мы используем Zoom, но также у нас есть множество воркшопов, на которые приходят люди со своими собственными идеями, как что должно работать. Например, нам присылают файлы в экселе или еще что-то такое, и у нас был прекрасный воркшоп о том, как работать в Canvas, которая связана с платформой Moran, и потом все команды заполняли формы в Canvas прямо во время воркшопа.

Agata: Ну и конечно, мы все сидим в Slack, это у нас основная платформа для коммуникаций.

Dorota: Каждая команда в нашей программе имеет своего лид-ментора, и Агата сражается с менторами. Она делает множество разной работы, чтобы настроить процессы взаимодействия 16 команд и 16 менторов. Также нам нужно знать, что все воркшопы подтверждены, всё состоится, мы отвечаем на гору вопросов от наших стартапов, представляем им материалы и помогаем им, как только можем.

Какие вопросы чаще всего задают основатели стартапов?

Agata: Прямо сейчас у нас только идет третья неделя акселератора, и самый популярный вопрос — это как выбрать правильного ментора, какие компетенции должны быть, на что смотреть, это должен быть инвестор или менее популярный человек, но у которого может быть больше времени на свою команду. Иногда команды выбирают в менторы очень популярного предпринимателя, но потом получается так, что он очень сильно занят, и у него просто нет времени на поддержку стартапа. Так что сейчас команды спрашивают про то, как выбрать ментора, про юридические аспекты, как начать бизнес, очень много спрашивают про методологию стартапов, например, про Canvas, Agile, прототипирование. Также спрашивают про взаимоотношения в команде, потому что мы всегда рекомендуем заключить договор между соучредителями. У нас было много кейсов, когда возникала проблема: нередко стартап — это группа друзей, которые говорят: нет, нам не нужно заключать договор между соучредителями, потому что мы знаем друг друга, мы доверяем друг другу. Но это работает, когда всё хорошо, а когда всё плохо, то нет. У нас есть немало кейсов, когда лучшие друзья расходятся, и без подписанного соглашения всё становится сложно.

На чем зарабатывает стартап-акселератор?

Agata: Мы получаем небольшой процент от стартапов, и это минимально покрывает затраты на проведение программы. Наш основной заработок происходит вне акселератора: наша бизнес-модель строится на партнерских отношениях с компаниями и корпорациями, которые хотят создать инновационный бренд в стартап-экосистеме. То есть мы не зарабатываем на акселерационных программах, это вообще не бизнес для нас. Мы знакомим стартапы с нашими партнерами, создаем для них акселераторы, организовываем стартап ивенты и т.д. Банки, например, ищут финтех стартапы, мы их знакомим.

Еще мы делаем ивенты, на них бывают спонсоры. Какие-то компании хотят быть более стартап-френдли, и мы помогаем им с этим. Есть организации, например, Политехнический университет, которые хотят собственную акселерационную программу, мы настраиваем для них все процессы и делимся знаниями. Естественно, ReaktorX для нас — это проектная работа, ведь не всегда получается стабильный income, но мы стараемся.

На самом деле, мы делаем это не для того, чтобы заработать, а чтобы знакомиться с интересными людьми и быть в курсе последних технологий. Это такая миссия — помогать стартапам, которые на ранней стадии, настолько ранней, что никто не хочет им помогать, кроме нас.

Как вы сами попали в ReaktorX?

Dorota: Я изучала мехатронику в Варшавском политехническом университете и проходила практику в стартапе BrainAttach. Он анализирует информацию и помогает профессиональным геймерам добиваться лучших результатов во время игры. И когда я попала в стартап экосистему, я просто влюбилась в это движение. В Reaktor Warsaw я с января 2020 года. Не могу себе представить лучшее место работы. Я ценю людей, которые настолько открыты и так помогают друг другу.

Agata: А я присоединилась к Reaktor Warsaw после того, как полтора года провела в Норвегии, а затем вернулась в Польшу, чтобы узнать, что происходит в стартап экосистеме. Атмосфера стартапов, общение с менторами и командами захватили меня — и спустя 3,5 года я стала CEO Reaktor Warsaw. Основатели Reaktor Diana Koziarska и Borys Musielak основали венчурный фонд SMOK.

Как стартапу стать единорогом?

Agata: Самый универсальный совет — найти правильного ментора из вашей отрасли, такого, который уже построил бизнес, похожий на ваш. Вот поэтому мы позвали в качестве менторов Łukasz Adziński, кофаундера Nasza Klasa (который потом продали Naspers), а также Paweł Kopiński — бывшего Head of PR & Marketing в Techland, который работал над продвижением Dying Light. Сейчас Paweł является соучредителем VR студии Superbright, которая работает с Google, Oculus, Sony и другими известными компаниями.

Для нас важно видеть стремления и решимость фаундеров, если это есть, то это уже хороший знак. Важно определиться с четким видением вашей компании и будущей игры. Это поможет сформировать стратегию и держать всю команду в курсе, куда и с какими целями движется компания. Зачем вы хотите разработать игру, какие цели вы преследуете? Убедитесь, что ваше видение согласовано, и вы четко доносите его до партнеров, инвесторов, команды.

Dorota: Очень важно верить в свой проект. Если ты делаешь то, что ты любишь и во что веришь, всё гораздо проще.

Dorota Potępa

Agata: Валидация идеи очень важна. До того, как ты вложишь деньги, тебе стоит валидировать свою идею. Нужно убедиться, что проект нужен на рынке, что есть кто-то, кто готов платить за твою идею. Если это b2b продукт, нужно намного меньше продаж для валидации идеи, чем если это b2c. Для начала нужно понять потребности клиента, что именно ему нужно. Мы направляем фаундеров, чтобы они искали как можно больше пользователей. Я думаю, минимум 10-12 продаж нужно сделать, но это должны быть реальные клиенты, потенциальная аудитория, но не друзья и родственники.

Были ли пивоты у ваших стартапов?

Agata: Это первый набор, в котором участвуют игровые стартапы. Так что у нас нет опыта пивота в игровых стартапах. Но прямо сейчас я вижу, что Marcel из Orion Games ищет, как привлечь венчурный капитал или выйти на Кикстартер. Это как один из примеров, где уже потихоньку происходит пивот. Но раньше у нас было множество пивотов, даже когда люди полностью меняли свою идею. Был один стартап, который хотел делать что-то типа настольных игр, но потом он решил делать стартап про пауэрбанки. То есть это вообще что-то другое. Но мы и принимаем не столько идею, сколько фаундеров. Мы взяли одного парня, мы сказали ему: нам не особо нравится твоя идея, но нам нравишься ты. И он просто забросил свой проект и присоединился к другой команде как программист. Так тоже бывает.

Геймдев в Польше. Какой он?

Agata: Польша постепенно превратилась в главного экспортера видеоигр благодаря низким зарплатам, молодой квалифицированной рабочей силе и процветающих игровых традициях, зарожденных еще во времена Советского Союза. Для многих поляков геймдев стал поводом для национальной гордости. Так, видеоигры в Польше вошли в Poland’s National Intelligent Specializations и некоторое число смежных программ, созданных с целью дальнейшего повышения конкурентоспособности польского геймдева. Успех Ведьмака от CD Projekt Red был ключевым драйвером. Игры, созданные по мотивам польских бестселлеров, которые при этом еще и стали основой шоу для Netflix, продавались тиражом до 40 млн копий по всему миру. После успеха Ведьмака от CD Projekt Польша стала заметной страной на карте мира, и теперь иностранные инвесторы сами активно ищут перспективных разработчиков игр на польском быстрорастущем рынке. Хороший пример такого инвестора — польско-американский венчурный фонд SMOK, который уже инвестировал в студию Exit Plan Games (выходцы из CD Projekt Red). Оценка CD Projekt на Warsaw Stock Exchange очень высока — 26.87 млрд злотых. Следующие за CDP — PlayWay и Ten Square Games с оценкой в 1.58 млрд и 1.43 млрд злотых соответственно.

Любой пример заразителен. Если у вас есть крупная компания, которая достигла успеха, другие люди думают: да, мы тоже можем достичь этого успеха. Я бы сравнила это явление с прыжками с трамплина. Представьте, что в Польше есть один успешный прыгун с трамплина, и постоянно появляются новые прыгуны, которые думают: он может, и я могу! Это такая ролевая модель. У нас просто больше нет такого большого успеха ни в какой индустрии, есть только геймдев, который “выстрелил”. Может быть, мы все бы хотели быть успешными в финтехе, сделать что-то эдакое, но у нас нет успешных проектов в финтехе. Я думаю, это просто случайное стечение обстоятельств, что Польша стала страной геймдева. Некоторые люди считают, что в Польше удивительное сочетание большого количества крутых художников и программистов, может, оно и так.

Как основать стартап в Польше?

Agata: Польские власти вкладывают очень много денег в стартап экосистему, в венчурные организации, так что Польша — лучший вариант, чтобы начать бизнес. На рынке сейчас больше денег, чем проектов, так что если у вас есть крутой проект, вы, само собой, получите финансирование. Венчурные фонды конкурируют между собой за крутой проект. Если вы идете через наш акселератор, не нужно регистрировать фирму в Польше, мы это не требуем. Если же вы хотите получить инвестиции в одном из польских фондов, вам нужно юридическое лицо, но это намного проще, чем люди думают. Есть упрощенная форма регистрации компании. Правда, я не уверена, что получится всё организовать онлайн, на некоторое время придется приехать в Польшу, чтобы подписать необходимые документы.

Когда следующий набор?

Agata: Мы начнем готовиться в августе. Новый набор начнется осенью. Вот ссылка: http://reaktorx.com.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Следующая публикация

Rovio купили Darkfire Games и открывают подразделение Rovio Copenhagen

Ср Июн 3 , 2020
Rovio Entertainment объявили о покупке разработчика мобильных free-to-play игр Darkfire Games (в прошлом Wargaming Copenhagen). По условиям сделки портфолио Rovio пополнится игрой Darkfire Heroes. Сумма сделки не разглашается. Благодаря этому поглощению Rovio Entertainment открывают в Дании подразделение Rovio Copenhagen. Руководить им будет Rune Vendler, который занимал позицию Studio Head в ...